Публикации

Портрет мальчика

Первая пластинка чебоксарского «Горизонта» («Летний город») вышла три года назад. И вот второй диск — «Портрет мальчика». Снова музыка талантливого лидера группы Сергея Корнилова. Он же ведущий исполнитель (синтезаторы, рояль). Роль остальных музыкантов — служебно-вспомогательная. Можно сказать, что «Портрет» — почти сольный диск Корнилова.

Стилистически это по-прежнему арт-рок, направление, стремящееся сплавить симфонизм с ритмами рока и давшее некогда немало шедевров в творчестве таких групп, как «Yes», «Genesis», ELP. Но давно уже сами создатели жанра такой музыки ее не играют, пытаясь приспособиться к требованиям сегодняшнего рынка и перейдя с «классических» имитаций на обычный «популяр»… А Корнилов и его коллеги по «Горизонту» за арт-рок все еще упрямо держатся. Они не верят, что эта музыка исчерпала себя. Они не хотят идти туда, куда идут все остальные. Они полагают, что их дорога верная.
«Портрет мальчика», конечно, отличается от «Летнего города» — эта работа более зрелая, современная. Однако по-прежнему доминируют струнно-органные тембры, волнообразное симфонизированное развитие, столкновение противоборствующих образов, по-прежнему встречаются интонации, напоминающие Бартока и Шостаковича. Никаких песен, никакого вокала — инструментальные пьесы, серьезные, глубокие, требующие от слушателя встречных усилий. Сейчас, когда в рок-музыке все так резко изменилось, эта преданность стилю начала семидесятых не может не вызывать уважения…

Первая сторона альбома — трехчастная сюита «Портрет мальчика». Размышление, рассказ о судьбе современного подростка в «машинном» мире. Произведение это записано на нескольких синтезаторах плюс обычные (не электронные) ударные.
Начало: суровая, жесткая главная тема с неожиданными тональными смещениями (любимый прием Корнилова). Пока никакой тембровой экзотики. Тяжелое, мерно пульсирующее шествие. Музыка чисто симфонического масштаба, широкого дыхания, далеко ушедшая от куплетной формы и эстрадных миниатюр. Нет простых повторов, есть идея развития и преобразования материала — нарастание напряжения, накопление внутренней энергии, приводящее к кульминации… И по контрасту — затишье, отступление от главной линии: шарманочные переборы, интонации какого-то «городского романса»… Затем снова тяжелые «шаги командора».
Все это воспринимается как некий странный сон, когда предметы, люди, пейзажи — узнаваемы и реальны, но в то же время фантастически преображены и деформированы, как на полотнах Дали или Эрнста, как в стихах Даниила Хармса:
Это стукнул молоток,
Это рухнул потолок,
Это скрипнул табурет,
Это мухи лают бред…

Искаженные, «царапающие» звуки сменяются эффектом издалека доносящегося пения, гулами и звонами, томительными вздохами синтезатора. Мрачная сила, иногда, впрочем, примитивно-комичная…
Вторая часть — танго. Музыка становится хрупкой, прозрачной. Кукольной…
И внезапно финал. Быстрый, почти цирковой… С отзвуками старых полек, галопов, кадрили. Вихреобразный карнавал лиц-масок — то веселых, то злых, то добрых, то пугающих. Трагифарс с кривыми зеркалами.
В этой части события развеваются «от мрака к свету». Сначала хаотичные мелькания, гротесковая мозаика «Данс макабр» Затем музыка становится спокойной, радостной, светлой… Кода финала — торжественная, ликующая.

Уже в этой сюите ощутима тяга к движению, жесту, пластике. Потенциальная театральность, балетность.
А вот вторая сторона альбома — это действительно театральные опыты Корнилова. Преимущественно фрагменты балета «451 градус по Фаренгейту» написанного по мотивам известной антиутопии Рэя Брэдбери (он, кстати, с успехом третий год идет в Чебоксарах). «Соло Гая», «Финал балета», «Вокализ». Здесь не только форма «симфонизирована», но и тембры, их драматургия. И вот тут появляется ощущение, что при всем разнообразии электронных эффектов, при всем богатстве синтезаторных красок их начинает как бы не хватать. Музыка просит расширения палитры, введения акустических инструментов, настоящего симфонического звучания. «Синтезаторное» оказывается монотонным, отдельные эпизоды начинают как бы «провисать»… Тем более что эмоциональная «программа» второй стороны повторяет ситуацию «Портрета мальчика» — человечность и «машинность», свет и добро, побеждающие зло, рассеивающие 
тьму…

Эти промахи не могут, однако, изменить общего впечатления от диска. Итак, талантливый молодой автор, очень способные музыканты. То, что они предлагают, не имеет ничего общего с сегодняшней так называемой молодежной эстрадой. Но это-то как раз и наиболее ценно.

Аркадий Петров
Ежеквартальный каталог-бюллетень № 3(40) ВФГ «Мелодия»
1989 г.

Аркадий Петров
(1936 - 2007)
Музыкальный критик, музыковед, патриарх российской джазовой журналистики, заслуженный деятель искусств РФ.

Дополнительные материалы:

Добавить комментарий