Публикации

Horizont «Summer in Town» (1985) / «The Portrait of a Boy» (1989)

Камерный инструментальный ансамбль «Горизонт»… Магическое словосочетание для посвященных в их музыку. Подлинная элита интеллектуального рока (причем не только в пределах Советского Союза). Остается лишь гадать, куда бы завели духовные поиски участников этой «могучей кучки», доведись им жить не в эпоху политических перемен, но в более спокойные времена…

Оформились они в первой половине 1970-х. Начальный состав: трое учащихся старших классов музыкальной школы. Увлечения? С одной стороны, достаточно банальные в ту пору: западная эстрада (The Beatles, Deep Purple, и далее по знакомому многим «джентльменскому списку»). С другой, классика прошлого (Бах, Вивальди) и камерные сочинения композиторов-современников (например, эстонца Яана Ряэтса). Задача-максимум — добиться гармоничного сопряжения двух разнополярных течений. Амбициозно? Да, не без этого. Но идейный вдохновитель ансамбля, скрипач и клавишник Сергей Корнилов уже в юные годы отличался четким видением путей достижения цели. Его полистилистическое мышление, тяготеющее к синтезу, впоследствии позволило «Горизонту» развернуться «по-крупному».

Летний город CD

Летний город / Summer in Town

На момент воплощения первой пластинки («Летний город») Корнилов (клавишные) пребывал в статусе выпускника Горьковской консерватории (тема дипломной работы — «Художественная эволюция группы «Yes» и проблемы арт-рока»). Помимо него участниками коллектива значились: Владимир Лутошкин (гитара, флейта), Алексей Еременко (бас-гитара), Валентин Синицын (ударные), Андрей Кривилев (вокал, клавишные). Основой релиза, записанного в московской студии фирмы «Мелодия», стали три полноформатные композиции, создававшиеся в период 1983-84 годов. По меркам отечественного рок-формата — материал исключительный, с претензией на революционность.

Открывается диск 8,5-минутной игровой пьесой «Снежки» — пожалуй, самым доступным из произведений корниловского триптиха. Моцартианская ажурная легкость сквозит в каждой ноте этого псевдо-барочного арт-номера. Органные созвучия элегантно вытанцовывают замысловатые па под задорный аккомпанемент электрогитары. Множество ритмических сбивок, лирических отступлений от темы и насыщенная палитра при общей камерной прозрачности саунда не оставляют никаких сомнений: перед нами прогрессив в наилучшем свом проявлении.

Опус №2 «Чакона» — закольцованная, замкнутая на себя удушливо-темная масса, возвышенная мелодика которой прорисовывается с крайней неспешностью; точно безвестный демиург осторожными движениями мощной десницы постепенно стирает вековую пыль с редкостной красоты холста.

Апогей программы — трехчастная сюита «Летний город» с заявленным проклассическим каркасом (Марш-Менуэт-Токката). Авангардные синтезаторно-электронные кирпичики при поддержке ритм-секции заполняют пространство незримой сцены, вызывая ощущение тихого помешательства. Впрочем, оное буйство фантазии проистекает из рационального источника, а потому в композиционной структуре эпика немало условно-театральных элементов, сменяющих друг дружку в режиме нон-стоп. После череды якобы импровизационных (а на деле — хорошо продуманных) каскадов ерническое подтрунивание над слушателем сходит на нет, трансформируясь в кристальной чистоты пианиссимо…

Портрет мальчика CD

Портрет мальчика / The Portrait of a Boy

Последняя студийная работа «Горизонта» писалась в конце 1988 г. Перестроечное половодье захлестнуло страну, тут уж было не до искусства. И пока одни рьяно выражали себя в парламентских дебатах, дабы затем бесследно исчезнуть в водовороте лет, другие с маниакальной настойчивостью гнули художественную линию, порождая культурный феномен удивительной силы и яркости. Незначительные перестановки в составе группы — вынужденная дань моде: в когорту ветеранов влился новичок Игорь Покровский (вокал, гитара), а место за ударными занял Анатолий Павленко. Итог затворнических сессий — завораживающий «Портрет мальчика». К прежней аналоговой теплоте звучания добавилась доля цифровой резкости. Диссонирующие интервалы и контрапункты заглавной 20-минутной тональной поэмы маскируют лежащий в основании мотив болеро. Сущность экзистенциального драматизма вскрывается маэстро Корниловым в пронзительно-печальной «Прелюдии Fis Moll». Сразу за ней следуют подряд два эпизода из балета «451 по Фаренгейту». Центростремительное «Соло Гая» практически целиком решено средствами электроники. Футуристические картины бездушного пламени, сжирающего страницы книжной мудрости, мастерски запечатлены Сергеем со товарищи. «Финал балета» словно высвобождает сдерживаемые доселе чувственные порывы: восторг и благородная ярость воплощаются в клавишных переливах, простреливаемых виртуозной дробью барабанов. Завершается пластинка экстатическим «Вокализом», купающимся в лучах нездешнего света, избавляющего от оков постылой реальности. Восхитительная кода, достойно венчающая непростой для восприятия прогрессив-акт.

Резюмирую: доподлинно уникальная команда, чье творчество, выдержав проверку временем, остается актуальным и поныне. Настоятельно рекомендую всем, независимо от пристрастий.

Sergei Uvaroff
SOUND VOYAGER

Sergei Uvaroff
Меломан, трудоголик, немного турист, отчасти лирик, чуточку скептик, изредка циник

Дополнительные материалы: